Когда я сломаюсь, те кто этого так хотел, смогут сказать "Ха-ха, я же говорил(а)!" только крышке моего гроба.
Совсем глупыми приступами меланхолии и незнания, страдаю словно давно забытой смертельной болезнью. Она нависает надо мной приступами инфантилизма и ненависти. И у Гитлера было все не ладно, гребанный психопат с манией величия.
Мне не снится больше ничего, я перестала ощущать и чувствовать. Это надо пережить, вздохнуть и остановиться. Для всего нужен момент, правильный. Я не спокойна, и чем дальше я иду, тем больше раздражают меня люди со своими нравоучениями и идеями. Идите на хуй. Мне не интересно.